The SCP Foundation

4

Ниже приведена выдержка из отчёта об инциденте 049 от 16 апреля 2017. Интервью провёл д-р Илайджа Иткин спустя три недели после начала расследования.

The SCP Foundation

  • Объекты
    • Объекты 001-999
    • Объекты 1000-1999
    • Объекты 2000-2999
    • Объекты 3000-3999
    • Объекты 4000-4999
    • Объекты 5000-5999
    • Объекты Российского филиала
    • Объекты Французского филиала
    • Объекты Японского филиала
    • Объекты Испанского филиала
    • Объекты Польского филиала
    • Объекты других филиалов
    • Шуточные объекты
    • Обоснованные объекты
    • Авторство работ
    • Архив
  • Материалы
    • Арт-Хаб SCP-RU
    • Рассказы
    • Архив конкурсов
    • История Фонда
    • Списки аномалий
    • Канон-хаб
    • Интерактивные материалы
    • За кадром
    • Site 7 Midnight Radio
    • Архив новостей
    • Прочие материалы
  • Об Организации
    • Общая информация
    • Классы объектов
    • Уровни допуска
    • Филиалы Фонда SCP
    • Учреждения
    • Опергруппы
    • Снаряжение МОГ и СБ
    • Стандартная техника МОГ и СБ
    • Камеры содержания
    • Персонал
    • Внутренние службы
    • Связанные организации
    • Классификация амнезиаков
    • Классификация особых событий
  • Руководства
    • Правила Полигона
    • FAQ
    • Как написать SCP-объект
    • Оформление и глоссарий
    • Руководство по тегам
    • Список избитых штампов
    • Очерки
  • Переход
    • Старый Полигон
    • Библиотека Странников
    • Группа ВКонтакте
    • Телеграмм-канал SCP
    • Твиттер SCP
    • Терминал
    • Планы на перевод
    • Чат
    • Управление сайтом
  • Новое
    • Статьи
    • Правки
    • Сообщения
  • Контакты
Теги | Поиск

© SCP Foundation Russia
Возрастное ограничение: 18+
Авторство: объекты, ru-объекты, рассказы Библиотеки

SCP-049.png

Объект №: SCP-049

Класс объекта: Евклид

Особые условия содержания: SCP-049 содержится в стандартной укреплённой камере содержания гуманоидов в Исследовательском секторе 02 Зоны 19. Перед любыми попытками транспортировки SCP-049 объект следует обрабатывать седативными препаратами. Во время транспортировки SCP-049 должен находиться в укреплённой системе фиксаторов для гуманоидов 3 класса (с ошейником и ограничителями растяжения), под постоянным надзором как минимум двух вооружённых охранников.

Как правило, SCP-049 идёт на контакт с большинством сотрудников Фонда. Несмотря на это, любые резкие перемены в поведении следует пресекать силовыми методами. Во время таких перепадов сотрудникам следует всеми доступными средствами избегать прямого контакта с объектом. Установлено, что применение лаванды многонадрезной (L. multifida) может оказывать успокаивающее воздействие на объект в случае, если тот становится агрессивным. После успокоения SCP-049 как правило становится сговорчивее и возвращается в камеру содержания, практически не оказывая сопротивления.

С целью дальнейшего успешного содержания SCP-049 один раз в две недели сущности следует предоставлять тушу недавно скончавшегося животного (как правило, коровы или другого крупного млекопитающего) для исследований. Трупы, ставшие SCP-049-2, следует изымать из камеры содержания SCP-049 и уничтожать путём сжигания. Было принято решение запретить дальнейшие опыты SCP-049 на людях, поэтому все запросы по поводу подопытных-людей следует отклонять.

Временное дополнение к условиям содержания: (См. приложение 049.3) Согласно приказу №049.S19.17.1 Комитета по Содержанию, SCP-049 запрещено прямое взаимодействие с сотрудниками Фонда. Также объекту более не выдаются трупы для анатомических опытов. Эта мера введена на неопределённый срок и может быть отменена только после того, как будет достигнут консенсус по поводу долговременного содержания SCP-049.

Описание: SCP-049 — гуманоидное существо ростом около 190 см, внешне схожее со средневековым чумным доктором. На первый взгляд кажется, что SCP-049 облачён в толстый балахон и керамическую маску, характерные для данной профессии, однако, судя по этим предметам одежды, они постепенно выросли из тела самого SCP-049 1 и на данный момент неотличимы от того, что могут скрывать под собой. Тем не менее, рентгеновские снимки показывают, что под этим внешним слоем у SCP-049 имеется скелет, схожий с человеческим.

SCP-049 способен изъясняться на многих языках, хотя в основном предпочитает английский и старофранцузский 2 . Характер у SCP-049 в основном дружелюбный, объект охотно идёт на контакт с сотрудниками Фонда, однако, если по мнению объекта рядом присутствует то, что он называет «Поветрие», он становится крайне раздражительным, а иногда и вовсе агрессивным. Суть этого «Поветрия» не ясна исследователям Фонда, но, похоже, для SCP-049 оно представляет особую важность.

SCP-049 проявляет открытую агрессию к тем, кого он считает поражёнными «Поветрием», в таких случаях его зачастую необходимо сдерживать. Имея свободу действий, SCP-049 как правило пытается убить такого субъекта; SCP-049 способен останавливать все биологические функции в организме посредством прямого контакта открытых участков тела. Механизм этого явления неизвестен, результаты вскрытия жертв, убитых SCP-049 таким образом, неоднозначны во всех случаях. SCP-049 выражает досаду или раскаяние по поводу этих смертей, заявляя, что жертвы не старались бороться с «Поветрием», хотя при этом обычно стремится провести на трупе примитивную операцию с помощью инструментов, которые постоянно носит с собой в чёрной врачебной сумке 3 . Операция не всегда приводит к «успеху», но зачастую приводит к созданию SCP-049-2.

SCP-049-2 — оживлённые трупы субъектов, прооперированных SCP-049. Судя по внешним признакам, они не сохраняют воспоминаний и умственных навыков и наделены лишь базовыми двигательными навыками и механизмами реагирования. В целом они малоподвижны, двигаются редко и бессистемно, но при побуждении или по команде SCP-049, могут стать крайне агрессивными. У SCP-049-2 имеются активные биологические функции, однако они радикально отличаются от известной современной науке физиологии человека. Несмотря на эти отличия, SCP-049 нередко утверждает, что субъекты «исцелились».

Приложение 049.1: Обнаружение

SCP-049 был обнаружен в ходе расследования нескольких случаев пропажи людей без вести в окрестностях Монтабана, на юге Франции. Во время облавы в одном из частных домов было найдено несколько экземпляров SCP-049-2, а также сам SCP-049. Между представителями органов охраны правопорядка и агрессивными экземплярами 049-2 произошло столкновение. SCP-049 наблюдал за ходом столкновения и делал пометки в своём журнале. После того, как все экземпляры SCP-049-2 были нейтрализованы, SCP-049 добровольно сдался в руки Фонда.

SCP-049D.jpg

SCP-049 после обнаружения.

Ниже приведена расшифровка беседы между д-ром Рэймондом Хаммом и SCP-049 во время первичного расследования.

Опрашивающий: Д-р Рэймонд Хамм, Зона 85

Опрашиваемый: SCP-049

[НАЧАЛО ЗАПИСИ]

SCP-049: (По-французски) Итак, с чего бы нам начать? Не представиться ли?

Д-р Хамм: (В сторону) Это что, французский? Можно нам переводчика?

SCP-049: (По-английски) Английский язык Его Величества! В переводчике нет нужды, сэр, я вполне сносно им владею.

Д-р Хамм: Хорошо. Меня зовут доктор Рэймонд Хамм, я…

SCP-049: О! Доктор! Человек близких умонастроений, это точно. Какова же ваша специальность, сэр?

Д-р Хамм: Криптобиология, а что…

SCP-049: (Смеётся) Целитель, как и я. Полон мир чудес! А я-то опасался, что меня похитила низкая уличная шваль! (Озирается) Это помещение, оно служит вам лабораторией? Здесь так чисто и так мало следов Поветрия, что я поневоле задумался.

Д-р Хамм: Поветрие? Вы о чём?

SCP-049: Мор! Великая Погибель. Ну же, вы же знаете, это… (яростно стучит пальцем по виску) … как же его называют, это… а, неважно. Поветрие, да. За этими стенами оно разгулялось вовсю, знаете ли. Многие уже пали его жертвою, многим ещё предстоит пасть, покуда не будет создано совершенное лекарство. (Откидывается на спинку стула) К счастью, я почти закончил работу. Мой долг в этой жизни — избавить мир от Поветрия, знаете ли. Непревзойдённое Лекарство!

Д-р Хамм: Вы упомянули при «Великую Погибель». Это вы о бубонной чуме?

SCP-049: (Пауза) Я не знаю, что это такое.

Д-р Хамм: Понятно. Итак, те существа, которых наши агенты обнаружили в том доме, вы их нашли уже мёртвыми, так? И оживили?

SCP-049: Гмм, можно и так выразиться. Вы слишком просто смотрите на вещи, доктор! Расширьте свой кругозор! Жизнь и смерть, болезнь и здравие — любительские термины, которые употребляют дилетанты от врачевания. В нашем бренном мире есть лишь один недуг, и имя ему — Поветрие. Ничто иное! Не поймите неправильно, они были очень больны, все до единого.

Д-р Хамм: Думаете, вы исцелили тех людей?

SCP-049: Безусловно. Моё лечение — самое эффективное.

Д-р Хамм: То, что мы там нашли, не было людьми.

SCP-049: (Умолкает, буравит д-ра Хамма взглядом) Да, так и есть, лекарство не идеально. Но это придёт со временем. И не без дальнейших опытов! Доктор Хамм, я целую жизнь потратил на то, чтобы разработать свои методы, и потрачу ещё одну, если возникнет необходимость. Но мы впустую тратим время. Нас ждёт работа! Мне потребуется собственная лаборатория, где я мог бы беспрепятственно продолжать свои изыскания. И помощники, хотя со временем я смогу обеспечить их и сам. (Смеётся)

Д-р Хамм: Не думаю, что наша организация даст добро на…

SCP-049: Вздор. Мы все — люди науки. Возьмите пальто и проводите меня к моему жилищу, доктор. (Делает жест заострённой тростью) Наша работа начинается немедля!

[КОНЕЦ ЗАПИСИ]

Примечание опрашивающего: SCP-049 способен общаться вполне по-человечески, однако, находясь в его обществе, чувствуешь себя странным образом не по себе. Не стоит заблуждаться, в этой сущности бесспорно есть нечто крайне жуткое.

Также отмечу, что мы конфисковали остроконечную трость, которой SCP-049 постоянно размахивал. Отчасти потому, что того требует стандартная процедура конфискации имущества аномалий, отчасти — потому, что, когда 049 привычно махал этой тростью, рядом с ним было опасно находиться. Поначалу существо было недовольно, но, когда мы пошли на уступки в части предоставления ему «подопытных» (что, по правде говоря, больше послужит на пользу нашим исследованиям), оно сменило гнев на милость.

Приложение 049.2: Журнал наблюдений

Находясь на содержании в Зоне 19, SCP-049 уделяет довольно много времени изучению и выполнению операций на трупах различных млекопитающих, которые ему предоставляют. Как правило, SCP-049 занимается операциями по несколько дней, а затем (вне зависимости от того, превратился ли труп в SCP-049-2 или нет) ещё несколько дней записывает полученные сведения в толстый журнал в кожаном переплёте, который хранит в своей сумке. Зачастую SCP-049 стремится поделиться своими открытиями с персоналом Фонда.

Ниже приведено несколько случаев, когда SCP-049 препарировал труп млекопитающего.

Журнал наблюдений 049.ЖН.1 СВОДКА

Субъект: SCP-049

Примечание: В лабораторию, где находился SCP-049, был приведён живой подопытный (D-85123). Сущность выразила искреннюю благодарность всем сотрудникам, занятым в содержании и исследованиях.

Результаты наблюдений: SCP-049 начал извлекать из своей сумки различные инструменты, задавая в процессе D-85123 типичные вопросы медицинского характера. Закончив приготовления, SCP-049 резко приблизился к подопытному и убил его, прикоснувшись рукой к его горлу. После этого SCP-049 внёс в организм подопытного множество различных структурных изменений, нередко вливая в тело различные жидкости из сумки с помощью ручного насоса и тонкой медной трубки.

Получившийся экземпляр 049-2 пришёл в движение, начал биться и цепляться за стены камеры множеством искусственных конечностей, издавая при этом стоны из продолговатого отверстия, проделанного в грудине. В это время SCP-049 наблюдал за экземпляром, делал пометки в журнале и рассказывал наблюдателям из числа научных сотрудников о том, насколько эффективно его лечение. Сотрудники службы безопасности вошли в камеру, чтобы сопроводить SCP-049 обратно в камеру содержания и подверглись нападению со стороны 049-2. Последний был ликвидирован, а SCP-049 вернулся в камеру содержания без каких-либо возражений, отметив, что доволен результатом.

Журнал наблюдений 049.ЖН.2 СВОДКА

Субъект: SCP-049

Примечание: SCP-049 выдали цельную тушу недавно умершего козла. SCP-049 выразил в ответ свою благодарность.

Результаты наблюдений: SCP-049 оперировал козлиный труп несколько дней, создав в итоге экземпляр SCP-049-2. SCP-049 выразил своё удовольствие итогом работы, однако отметил: «Недуг не зашёл дальше начальной стадии. У меня было крайне мало ветеринарной практики, но процедура оказала на пациента положительное воздействие».

Журнал наблюдений 049.ЖН.3 СВОДКА

Субъект: SCP-049

Примечание: SCP-049 выдали труп недавно скончавшегося орангутана. SCP-049 выразил особую благодарность за предоставленный материал, т.к. орангутаны схожи с людьми анатомически.

Результаты наблюдений: SCP-049 оперировал труп орангутана несколько дней и оживил его несколько раз. Однако, SCP-049 казался недовольным полученным результатом и трижды возвращался к оживлённому существу, чтобы провести доработки. В пятый раз существо оживить не получилось и SCP-049 передал труп сотрудникам Фонда для кремации, прокомментировав это так: «Я много чему научился из этого опыта, но боюсь, что мой скороспелый оптимизм был неуместен. В поисках лечения я ещё ни разу не сталкивался с таким… камнем преткновения. Повторные опыты с таким же материалом весьма поспособствуют продвижению моих изысканий».

Журнал наблюдений 049.ЖН.7 ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

Субъект: SCP-049

Примечание: SCP-049 выдали труп недавно скончавшейся коровы. Предоставленный материал вызвал у SCP-049 лёгкое раздражение, хотя и был принят 4 .

Результаты наблюдений: SCP-049 оперировал труп коровы несколько дней, лишь изредка прерываясь на приём пищи — по его запросу были предоставлены галеты, солонина и твёрдый сыр 5 . В первую очередь SCP-049 забальзамировал труп, затем извлёк из сумки несколько длинных шприцов с различными тёмными и вязкими жидкостями. По словам SCP-049, жидкости представляют собой «вытяжки из телесных соков». По словам SCP-049, «Поветрие может привести к общему неравновесию в теле. В таком случае перед началом излечения нужно привести телесные соки в равновесие, иначе тело отторгнет лечение». 6

Далее, в течение нескольких дней, SCP-049 занимался преимущественно распределением и расстановкой органов в теле коровы с помощью крупных металлических инструментов. На девятый день SCP-049 извлёк громоотвод, выменял на него у д-ра Хамма электропогонялку с удлинителем и нанёс трупу несколько ударов по различным частям. Судя по всему, это действие оживило корову, хотя её голова была повёрнута на 180 градусов, а конечности направлены в другие стороны.

Последующее интервью

[НАЧАЛО ЗАПИСИ]

Д-р Хамм: Мы уже несколько недель наблюдаем за вашей работой и, если честно, я не до конца понимаю, что вы делаете. Можете подробно описать ваш процесс?

SCP-049: Ни ради Бога, этот процесс весьма интенсивен. Как я уже рассказывал вашему подручному, наилучшее разъяснение моих методов вы найдёте в моих записях — там я делал исчерпывающие отчёты о своей деятельности. 7

Д-р Хамм: Понятно. Доктор, меня волнует то, что мы до сих пор не понимаем, что же за болезнь вы пытаетесь излечить, как она себя проявляет, и какая в этом вопросе вам польза от превращения этих существ в псевдоживые безмозглые бродячие трупы.

SCP-049: Вы не понимаете Поветрия? Даже спустя такое время? Доктор, это невыразимый ужас, который много раз показывал своё настоящее лицо, и будет показывать впредь. Оказалось, что я наделён мудростью и здравым рассудком, чтобы докопаться до корня недуга и извести его раз и навсегда, но многим, таким как вы, это не по силу. Боюсь, жестокая это участь — зависеть от милости недуга, который вы не в состоянии даже полностью понять!

Д-р Хамм: Всё же это не ответ на мой вопрос. Как можно вообще считать ваше «лечение» за лечение?

SCP-049: (Неожиданно приходит в возбуждение) Но это же и есть лечение! Смейтесь над моими стараниями сколько угодно, но не надо пятнать доброе имя научного прогресса, который и создал это великое благо. Вам не хватает дальновидности понять, что это существо живёт лучшей жизнью, чем когда-то могло надеяться, до такой степени поражённое Поветрием. Теперь оно чисто, не может распространять поветрие, и ужас, который ему пришлось бы пережить, над ним боле не властен.

Д-р Хамм: Это и существом-то не назовёшь, доктор, оно даже не…

SCP-049: (Крайне возбуждённым тоном) Не надо язвить со мной, сэр! Вы с вашими коллегами, подобно многим другим, не в силах увидеть избавление прямо перед собой, мелкие неурядицы застят вам взор. Или вы из тех, кто не уберёт прогнившие стропила, покуда крыша не свалится на голову? Нет. Вы их ищете, вы их извлекаете и ставите новые, не тронутые гнилью! И самое важное, вы не станете насмехаться над зданием лишь потому, что оно мнится вам другим. Оно крепкое! Оно избавлено от недуга.

Д-р Хамм: Простите. Не хотел вас расстраивать. Я просто хочу разобраться.

SCP-049: (Делает глубокий вдох) Да, хорошо, но впредь следите за языком, доктор. Я профессионал, но даже профессионал может ощутить укол уязвлённой гордости от критики своих шедевров. Сейчас я вас прощаю — вы мой коллега и руководствовались лучшими побуждениями.

Д-р Хамм: Могу ли я вам помочь с чем-нибудь ещё?

SCP-049: (Молчит, отводит взгляд от д-ра Хамма) Нет, на этом всё. Ещё подопытного, по расписанию, как обычно. Вам известно, что я предпочитаю работать с кем-то, чьё строение тела схоже с человеческим.

[КОНЕЦ ЗАПИСИ]

Примечание присутствующего исследователя: SCP-049, похоже, непритворно хочет помочь другим людям, однако так и не смог дать конкретное объяснение, от чего именно он старается нас спасти. Я наблюдал за ним уже несколько недель, и, хотя в результатах не заметно каких-либо изменений, SCP-049 постоянно утверждает, что приближается к своему совершенному лечению. Полагаю, объект лучше осознаёт реальные плоды своих трудов, чем хочет нам показать.

Приложение 049.3: Инцидент 16 апреля 2017

Вскоре после первичной постановки SCP-049 на содержание, д-р Хамм провёл с объектом несколько бесед на тему его аномальных свойств, и со временем стал отмечать недовольство объекта подопытными и экземплярами SCP-049-2. Это длилось на протяжении нескольких месяцев, при этом SCP-049 ни разу не проявлял агрессивного поведения.

16 апреля 2017 года д-р Хамм вошёл в лабораторию SCP-049 для проведения очередной плановой беседы. Объект встревожился и спросил д-ра Хамма, здоров ли тот. Д-р Хамм, следуя протоколу, заявил о необходимости провести беседу, после чего объект проявил агрессию, набросился на него и убил. Ввиду несовершенства режима безопасности и вследствие того, что д-р Хамм не успел активировать систему тревоги в камере, его труп был найден лишь три часа спустя. За это время SCP-049 переделал его в экземпляр SCP-049-2.

Беседу о результатах этого инцидента с SCP-049 провёл д-р Терон Шерман.

Опрашивающий: Д-р Терон Шерман, Зона 42

Опрашиваемый: SCP-049

[НАЧАЛО ЗАПИСИ]

Д-р Шерман: Мне нужно, чтобы вы объяснились.

(Ответа нет)

Д-р Шерман: SCP-049, Вам следует объяснить свои действия. Также напоминаю, что несогласие сотрудничать повлечёт дальнейшие ограничения на период вашего содержания.

SCP-049: (Пауза) Мои действия не нуждаются в объяснениях.

Д-р Шерман: Вы убили Рэймонда Хамма и потрошили его до тех пор, пока он…

SCP-049: (Гневно, перебивает) Не умер! Нет! Не… не умер. Он… он исцелён.

Д-р Шерман: Исцелён? От чего?

SCP-049: От Поветрия, сэр! Казалось бы, кому, как не вам, понимать, что мне очень повезло почуять его до того, как…

Д-р Шерман: (Перебивает) Какое ещё поветрие? Вы постоянно носитесь с этим поветрием, но ни разу не смогли дать чёткого объяснения этому «недугу». Чего такого вы могли в нём сегодня углядеть, чего не видели до этого множество раз? Такого, что он за это поплатился жизнью?

SCP-049: Он… (пауза) Поветрие является и разрастается непредсказуемо, и может причудливым образом… просочиться в тех, кто не готов, и… (дыхание становится тяжёлым) называйте, как хотите, доктор. Я оказал ему лишь милость. Он исцелён.

Д-р Шерман: Да он стал овощем!

SCP-049: (Пауза) Я… не ожидаю, что вы поймёте. Вы и ваши присные раз за разом доказываете, что вами движет не наука, а… а эмоции. Вам не под силу оценить те ужасы, которые я видел, миллионы тех, кого погубило и изменило Поветрие, которых…

Д-р Шерман: За ваше лечение Рэй поплатился жизнью!

SCP-049: Нет, добрый СЭР, я спас эту жизнь! Вы позволите этому миру скатиться назад в… в пучину недуга и смерти, закроете глаза на то чудо, что я сотворил и…

Д-р Шерман: (Не обращая внимания на речь SCP-049) Какой недуг? Какое поветрие? Он был здоров! Он был хорошим доктором!

SCP-049: …и предлагаю даром всем страждущим! Вы недостойны этого спора, сэр. Вы глупы и недальновидны. Доктор Хамм был болен, а я… (переводит дыхание) я исцелил его. Только мне это под силу. Моя работа должна продолжаться, столько всего осталось неизученным, столько предстоит…

Д-р Шерман: Я сыт этим по горло. Считайте, что вас сняли с довольствия. Добро пожаловать под содержание, нуль-сорок-девятый. (В сторону) У нас всё.

SCP-049: …сделать, скольких спасти! Даже вас можно спасти, хоть вы того и не заслуживаете! Я могу всех спасти! Могу извести эту чуму под корень. Мне под силу! Только мне! Я… Я… (с одышкой) Я спас… Я спас его… Доктор Хамм, я… я исцелил его… он был болен, а я знал, что он болен, я знал это, и… вы все больны, но я… я могу спасти вас, всех вас спасти, потому что я… я есть лекарство.

[КОНЕЦ ЗАПИСИ]

Приложение 049.4: Интервью по итогам инцидента

Ниже приведена выдержка из отчёта об инциденте 049 от 16 апреля 2017. Интервью провёл д-р Илайджа Иткин спустя три недели после начала расследования.

Дата: 07 мая 2017

Опрашивающий: Д-р Илайджа Иткин

Опрашиваемый: SCP-049

[НАЧАЛО ЗАПИСИ]

Д-р Иткин SCP-049, мы проводим эту беседу, чтобы закрыть расследование ваших действий 16 апреля, приведших к гибели нашего сотрудника. Вам есть что сказать по этому поводу?

SCP-049: Только то, что я с нетерпением жду, когда вы позволите мне снова взяться за работу! Последние несколько недель я сводил свои записи и вывел новую теорию о том, как Поветрие оказалось способным так подло заразить человека, что я едва смог это обнаружить.

Д-р Иткин Вы не испытываете угрызений совести за ваши действия? За гибель д-ра Хамма?

SCP-049: (Машет рукой) А, да. Что ж, смерть коллеги всегда прискорбна, но перед лицом Поветрия действовать надо решительно, доктор. Мешкать недопустимо.

Д-р Иткин Д-р Шерман во время первой беседы отметил ваше скорбное настроение.

SCP-049: Скорб… (Пауза) Возможно. Я не думал, что… Заразился коллега по цеху, и это печальная новость, но работа движется вперёд. Смерть д-ра Хамма достойна… всякого сожаления, но она открыла мне глаза на важные вещи. Дальше я могу двигаться только с живыми подопытными, в этом я уверен. Мёртвой плоти моё лечение малополезно, а из вашего щедрого ассортимента трупов я уже вынес всё, что мог. Теперь я стремлюсь оказать помощь тем, кто страдает от недуга при жизни.

Д-р Иткин Боюсь, вы разочаруетесь.

SCP-049: (Смеётся) Ах, доктор, я бы не был так уверен.

[КОНЕЦ ЗАПИСИ]

Фронтиспис с чумным доктором в полном одеянии из «Трактата о чуме» 1721 года Жана-Жака Мангета.

Костюм чумного доктора: правда и вымысел

Почему костюм чумного доктора — предтеча современного защитного костюма Hazmat (комбинезона для работы с опасными веществами).

Маску чумного доктора называют одной из самых пугающих в истории человечества

Есть много досадных заблуждений, связанных с костюмом чумного доктора. Одно из них состоит в том, что его носили в Средние века. Другое – то, что костюм должен был «отпугивать» болезнь. И еще одно – что костюм был совершенно неэффективным.

Как чумных докторов обычно изображают в современной культуре

В массовой культуре костюм чумного доктора почти повсеместно используют как пример глупости и суеверия людей из Средних веков. Его высмеивают очень давно — с начала двадцатого века и, может, даже еще раньше.

Например, этот плакат Министерства Труда и Национальной службы Великобритании, выпущенный в период между 1939 и 1945 годами, демонстрирует карикатурную версию маски чумного доктора и упоминает глупые суеверия Средневековья.

«Средневековый шарлатан носил этот головной убор, чтобы отпугнуть инфекцию. Сегодня мы предпочитаем науку заклинаниям, а профилактику – лечению. Так что ПОЛУЧИТЕ ПЕРВУЮ МЕДИЦИНСКУЮ ПОМОЩЬ при любых травмах»

Постер явно был создан, чтобы сказать людям — вы умнее предков. Хотя сообщение о первой помощи, безусловно, заслуживает внимания, вся остальная информация о костюме чумного доктора на этом плакате совершенно неверна.

Реконструктор из Калининграда выходит в город в костюме доктора ради развлечения. Он уверен, что чумные доктора были чем-то средним между священниками, шарлатанами и уборщиками.

Когда и где использовался костюм чумного доктора

К сожалению, люди часто путают то, что случилось в раннем Новом Времени с вещами, происходившими в Средние века. Например, в Средневековье не проходило масштабных санкционированных церковью судебных процессов над ведьмами. Истерия с колдовством в Западной Европе началась примерно в конце шестнадцатого века и продолжалась в семнадцатом веке. В течение почти всего Средневековья официальное учение церкви гласило, что ведьм не существует и вера в колдовство есть ересь. Так и костюм чумного доктора с птичьим клювом, каким мы его знаем, никогда не использовался в Средние века.

Даты окончания Средних веков могут быть разными, но, по общему мнению, этот период закончился где-то в пятнадцатом веке. В 1619 году известный французский врач Шарль де Лорм решил создать костюм чумного доктора, примерно на два столетия позже окончания Средневековья. Врачи более раннего периода, до Шарля де Лорма, использовали какие-то костюмы для защиты от чумы, но нет никаких доказательств, что это были те самые костюмы чумного доктора с клювом. Так что получается, что этот костюм — продукт раннего Нового времени (оно длилось примерно с 1453 по 1750 гг.).

Важно также подчеркнуть, что костюм вообще не задумывался как «шарлатанство». Шарль де Лорм, изобретатель костюма, был уважаемым специалистом, служил главным врачом короля Анри IV, короля Людовика XIII и короля Людовика XIV. Между прочим, он также был удивительным долгожителем, поскольку умер 24 июня 1678 года в возрасте около девяноста четырех лет.

Гравюра Герхарта Альценбаха, датированная 1656 годом. Изображает чумного доктора из Рима

Конечно, сегодня над большинством идей и практик Шарля де Лорма можно было бы посмеяться. Наши знания в области медицины значительно улучшились с того времени. Однако тогда Шарль считался весьма уважаемым медицинским экспертом.

Также стоит отметить, что костюм чумного доктора не использовался по всей Европе повсеместно. Его носили во Франции и Италии, иногда – в некоторых частях Германии и Австрии. Костюм редко использовался в Британии или в английских колониях в Северной Америке. Одна из причин, почему костюм чумного доктора стал неразрывно связан с суевериями, заключается в том, что он использовался в католических странах, и английские протестанты стали говорить о нем, как о свидетельстве католического невежества.

Фронтиспис с чумным доктором в полном одеянии из «Трактата о чуме» 1721 года Жана-Жака Мангета.

Как должен был работать костюм чумного доктора?

Костюм был разработан в соответствии с теорией миазматических заболеваний, которая в то время очень поддерживалась медицинскими экспертами. Она гласила, что болезни были вызваны «миазмами» или болезнетворными парами в воздухе. Обычно считалось, что миазмы образуются в результате болезней и разложения органических веществ. Считалось, что их появление можно предотвратить путем улучшения санитарных условий и соблюдения чистоты.

Сейчас мы знаем, что миазматическая теория неверна. Но наблюдения показывали, что плохие санитарные условия позволяют болезням распространяться. Многие из мер профилактики того времени, основанные на теории миазмов, сейчас доказали свою эффективность – не потому, что болезни распространяются через «плохой воздух», а скорее потому, что болезни вызваны патогенами (то есть микроскопическими объектами, такими как бактерии, вирусы, простейшие, грибки, вироиды и прионы), которые легче распространяются в антисанитарных условиях.

Полный костюм чумного доктора должен был защитить тело целиком, не оставляя открытых участков.

Костюм чумного доктора, который был создан для защиты от миазмов, мог иметь некоторую эффективность в защите от микробов. Основная его идея была такой же, как у современного варианта – защитного костюма Hazmat(защитного комбинезона для работы с опасными веществами). Он предназначался для того, чтобы покрыть все тело толстой и прочной кожей, не оставляя открытых участков, а клюв должен был фильтровать воздух, которым дышал доктор.

Костюм состоял из сапог, леггинсов, пальто, перчаток и капюшона – все из жесткой марокканской или левантийской кожи, покрытой воском для отталкивания жидкости и предотвращения проникновения миазмов в тело. Также была маска, прикрепленная к пальто, со стеклянными очками, закрывающими глаза, и длинным птичьим клювом.

Фотография из Викимедиа, показывающая поврежденные детали итальянского костюма XVII века. Они были обнаружены в 1889 году Теодором Вейлем в лазарете на острове Повелья, который служил санитарно-карантинной станцией для Венеции.

Этот клюв часто делали из металла, типа бронзы, и он был наполнен душистыми веществами. Туда помещали сухие цветы, различные душистые травы и специи или даже губку, наполненную уксусом. В маске было два небольших отверстия, через которые доктор мог дышать. Кроме того, доктора часто жевали чеснок, а в уши и ноздри могли вкладывать губки, пропитанные ладаном. Считалось, что душистые вещества очищали воздух и защищали доктора от вдыхания миазмов.

Да, маска имела форму клюва, но это не имеет никакого отношения к ее назначению. Ни один врач не думал, что сама форма клюва защитит его от чумы; именно травы должны были уберечь носителя.

Чумные доктора также брали с собой длинный деревянный прут, чтобы осматривать своих пациентов, не касаясь их и даже не приближаясь к ним. Этот стержень использовали, чтобы двигать одежду, проверять наличие бубонов и пульс пациента (чтобы убедиться, что он еще жив).

Некоторые версии костюма чумного доктора также включали широкополую шляпу, её носили поверх капюшона и маски. Но она была необязательным компонентом костюма. Шляпа служила признаком профессии: люди понимали, что человек в костюме – врач, так как доктора тогда часто носили шляпы.

Фотография из Викимедиа. Сохранившаяся маска чумного доктора XVII века из Австрии или Германии, выставленная в Немецком историческом музее в Берлине.

Почему костюм мог иногда работать?

Бубонная чума вызвана грамотрицательной, споровой, неподвижной бактерией коккобацилл Yersinia pestis. Yersinia pestis может вызывать у людей три различных типа инфекций, все из которых чрезвычайно смертельны.

Эти три различных вида инфекции могут передаваться разными способами:

Бубонная чума, наиболее распространенная форма чумы, в основном передается через укусы блох, несущих болезнь.

Пневмоническая чума, смертельная и более редкая форма чумы, которая возникает, когда Yersinia pestis поражает легкие. Эта форма может развиваться, как осложнение бубонной или сепсисной чумы или передаваться независимо через вдыхание капель в воздухе, несущих бактерию Yersinia pestis.

Сепсисная чума, самая редкая и самая смертельная форма чумы, которая не передается от человека к человеку, но развивается как осложнение бубонной или легочной чумы, когда бактерии Yersinia pestis размножаются в крови.

Как работал костюм?

– Жесткая вощеная кожа снаружи костюма чумного доктора частично защищала доктора от блох. Нижняя часть пальто была открыта, что открывало блохам доступ к телу. Но под пальто врачи также надевали кожаные сапоги и леггинсы из вощеной ткани, которые должны были защитить от блох.

– Клюв, полный трав, вряд ли мог помешать доктору вдохнуть бактерии Yersinia pestis. Тем не менее, клюв уменьшал количество воздуха, который человек вдыхал из окружающей среды, тем самым немного снижая его шансы вдохнуть зараженную влагу.

– Прут обеспечивал врачу большую защиту, позволяя ему осматривать пациента, не подходя слишком близко. Пациенты, конечно, могли кашлять на него даже на расстоянии, и для него было бы безопаснее, если бы он держался еще дальше.

Современная реконструкция того, как, вероятно, выглядел чумной доктор в 17 веке. Иллюстрация основана как на современных изображениях чумных докторов, так и на основе сохранившихся масок.

Вероятность того, что доктор подхватит чуму, снимая костюм, была не очень велика: бактерии этой болезни не могут долго существовать вне организма хозяина. Бактерия чумы может быть мгновенно уничтожена солнечным светом или простым высыханием. Поэтому к тому времени, когда доктор раздевался, любые бактерии чумы уже должны были умереть. Тем не менее, при хорошем раскладе, доктора должны были, по крайней мере, получать новый прут для обследования других пациентов.

Подводим итоги

Короче говоря, костюмы, которые носили чумные доктора в семнадцатом веке, вероятно, в какой-то степени защищали их. Они были не самой эффективной защитной одеждой, но все же лучше, чем ничего.

Костюм чумного доктора не следует рассматривать как пример «средневековой» глупости. Он – важный (но пока ненадежный) предшественник современного костюма Hazmat. Основная идея обоих костюмов одна и та же. Костюм чумного доктора предназначался для защиты и фильтрации воздуха, которым он дышал, а не для «отпугивания инфекций».

Костюм доктора был ненадежен, потому что даже в нем у человека могли остаться открытые участки, и маска плохо фильтровала воздух, которым дышал доктор. Современные костюмы от Hazmat решили обе эти проблемы; открытых участков не остается, используются дыхательные аппараты. Другими словами, мы извлекли уроки из прошлого и разработали более эффективный метод защиты от болезней. Скорее всего, Шарль де Лорм был бы доволен.

Фотография от France 24: рабочие в Таиланде в январе 2020 года в современных костюмах для защиты от COVID-19.

С уважением,
Команда Star Conflict

Новый набор “Чумной доктор” и “Чумной доктор. Элитный набор”.

Рассказывают, что ранее это был один из кораблей Смотрителей. Загадочного объединения искусственных интеллектов, оставшихся после исчезновения Технологов. Цели Смотрителей не ясны. По одной из версий Технологи оставили их, чтобы присматривать за секретами Иерихона, которые не удалось забрать с собой. По другой — Технологи окончательно слились со своими машинами, чтобы не попасть под влияние вируса биоморфов, и теперь живут “цифровой” жизнью.

Один из их кораблей был в составе злополучной экспедиции к зловещему Левиафану, где стали фиксировать сигнатуры, схожие с теми, что фиксируют в небезызвестном Монолите. Никто из той экспедиции не вернулся назад. Вырвался только корабль Смотрителей. Неузнаваемо изменившийся. Как после тяжелой болезни. Трансформация коснулась не только его внешнего вида, но и его возможностей. А его ИИ стал отзываться на позывной “Чумной доктор”. Везде он ищет заразившихся и лечит их так как он считает правильным — смертью.

Уникальная особенность этого корабля заключается в возможности заражения кораблей. В случае, если вражеский корабль контактировал с другими своими союзниками, то заражение распространяется и на них.

Star Conflict: Чумной доктор. Элитный набор

  • Перехватчик Иерихона “Чумной доктор” (Ранг 13 Иерихон)
  • Покраска “Легкая добыча”
  • Декор “Маска чумного доктора”

Дополнительно пилот получает модули:

  • Импульсный лазер
  • Прицельный комплекс “Орион”
  • Адаптивный камуфляж
  • Квантовая защита
  • Ремкомплект малый
  • Кристаллические пластины
  • Боковые двигатели
  • Аварийный барьер
  • Сопроцессор наведения

Специальный бонус для всех, кто купит набор — Премиум лицензия на 90 дней!

Star Conflict: Чумной доктор

  • Перехватчик Иерихона “Чумной доктор” (Ранг 13 Иерихон)
  • Покраска “Легкая добыча”
  • Декор “Маска чумного доктора”

Специальный бонус для всех, кто купит набор — Премиум лицензия на 30 дней!

В качестве основного материала для костюма использовали кожу или промасленную холщовую ткань. В глазницы маски вставляли стекла, а длинный «клюв» наполняли смесью специй, в которую входили камфора, мята, гвоздика и мирра, душистые цветы или вкладывали тряпку, пропитанную уксусом.

Как появился костюм чумного доктора и почему он так странно выглядит

Знаменитый костюм чумного доктора, в том виде, в котором мы его знаем, появился только в XVII столетии. Чума орудовала в Европе с середины XIV века, но никто особо не разбирался в нюансах ее распространения, поэтому серьезных защитных мер не принимали, уповая больше на молитвы, заговоры или обереги.

Журнал The Pub­lic Domain Review рассказал историю появления костюма чумного доктора и объяснил его экстравагантный внешний вид.

Костюм конструировался с расчетом на то, чтобы максимально защищать владельца от миазмов «дурного воздуха», который все считали основным носителем смертельного недуга. В этой «спецодежде» не было случайных или декоративных элементов. Все в экипировке врача имело свое назначение, начиная от длинного «носа» маски и заканчивая тонкой тросточкой.

В качестве основного материала для костюма использовали кожу или промасленную холщовую ткань. В глазницы маски вставляли стекла, а длинный «клюв» наполняли смесью специй, в которую входили камфора, мята, гвоздика и мирра, душистые цветы или вкладывали тряпку, пропитанную уксусом.

В крайних случаях, когда смрад от умерших и гниющих заживо больных перебивал ароматы наполнителя, его поджигали. Считалось, что горящее содержимое маски не только защищает доктора, но и дезинфицирует округу. Дополнительно, чтобы быть полностью уверенными в собственной безопасности, многие врачи во время выполнения своей опасной работы жевали чеснок и затыкали ноздри и уши свернутыми кусочками ткани, пропитанными ладаном.

Тонкие длинные трости, которые носили в руках чумные доктора, имели множество функций. Палочка использовалась в качестве указки для того, чтобы руководить помощниками, для измерения пульса, снятия с больного одежды и как орудие для отталкивания подозрительных личностей.

Принято считать, что классический костюм чумного доктора разработал французский врач Шарль де Лорм (1584–1678). Но многие ставят заслугу этого эскулапа под сомнение, так как в 1630‑х годах защитное облачение такого типа применялось независимо по всей Европе.

Но самое широкое применение костюмы получили в 1656 году во время эпидемии чумы, охватившей Италию. Тогда смерть унесла около полумиллиона жизней в Неаполе и Риме, а защитное облачение стало обязательным атрибутом чумного доктора. Носить эту одежду обязывал договор, который каждый медик заключал с муниципальными советами.

Постепенно вид чумных докторов перестал вызывать у людей панику и этот образ вошел в европейскую культуру. Он так полюбился венецианцам, что «носатые» маски стали одной из визитных карточек знаменитого карнавала. Появлялись чумные доктора и на театральных подмостках — средневековая «Комедия дель арте» и ее персонаж Medico del­la Pes­ta пользовались особым успехом у зрителей.

С точки зрения современной медицины, от чумных докторов было больше вреда чем пользы. Они прижигали и вырезали чумные бубоны, выписывали умирающим травяные отвары и касторку, а иногда ускоряли отход в мир иной, устраивая бездумные кровопускания.

Были среди медиков и настоящие профессионалы, которые не усугубляли мучения больных, а организовывали их строгую изоляцию и тщательное проветривание помещений.Мишель Нострадамус, также имевший немалый опыт ухода за больными чумой, в своем «Трактате о приготовлении варений» писал, что лучший способ борьбы с мором — это оперативное отделение больных от здоровых и отправление их в разные концы населенного пункта.

Несмотря на сомнительность работы чумных докторов, была от них и очевидная польза. Они дарили отчаявшимся людям надежду на спасение и во многих случаях были единственными, кто напутствовал умирающих. Как бы там ни было, они сыграли свою роль в истории медицины и оставили потомкам немало важных знаний, за которые нередко расплачивались своими жизнями.

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Вам также могут понравиться